Комментарии гида к путешествию по программе "Орангутаны Борнео и Суматры"

Программа «Орангутаны Борнео и Суматры» включает посещение двух знаменитых островов Малайского архипелага: четвертого по величине острова в мире Калимантан (или Борнео) и шестого – Суматры. Суматра и Борнео расположены рядом, но они совершенно разные. 

Калимантан, как его называют индонезийцы, или Борнео (так его величают малайцы), имеет материковое происхождение. Вдоль западных берегов море совсем мелкое, а с востока имеет уклон, таким образом, Калимантан расположен на краю азиатского континентального шельфа. Вдоль всего побережья протянулся длинный и прерывистый барьер коралловых рифов. Когда-то, около 50-60 тыс. лет назад, первые люди проникли сюда (и далее в Австралию), следуя вдоль побережья через Индию и Южную Азию. В то время Калимантан не был островом, а являлся частью огромной территории древней суши на Юго-Востоке Евразии, которую принято называть теперь Сунда. Являясь частью бывшего материка Калимантан относительно небогат полезными ископаемыми, а почвы не отличаются высоким плодородием. 

Напомним, большая часть Калимантана принадлежит Индонезии. На севере острова расположены малазийские штаты Саравак и Сабах, а также небольшое нефтяное государство Бруней. Программа нашего путешествия предполагает посещение штата Сабах и двух его основных городов: Кота Кинабалу и Сандакана. Кота Кинабалу, столица штата Сабах, расположен на побережье Южно-Китайского моря. Это молодой быстро развивающийся город с населением чуть больше 600 тыс. человек, но туристов главным образом привлекает гора Кота Кинабалу высотой 4095 метров (самая высокая точка на территории между Мьянмой и Новой Гвинеей). Вершина Кота Кинабалу расположена на территории национального парка Кинабалу, входящего в список всемирного природного наследия ЮНЕСКО, поскольку он известен исключительным биологическим разнообразием и высокой долей эндемиков. 

Орхидея (Coelogyne radioferens) со склона Кинабалу

К примеру, только семейство орхидных здесь насчитывает 800 видов, из которых 38% являются эндемиками Кинабалу, а 16% видов орхидей Кинабалу описаны в единственном экземпляре. В целом флора высших растений нацпарка Кинабалу (площадь 1 тысяча 250 кв. км) насчитывает 5000 – 6000 видов, т.е. является одной из самых богатых на земле по численности видов. Для сравнения, флора Московской области (площадь 44,3 тысяч кв. км) составляет всего 1300 видов высших растений. Гора Кинабалу признана центром экстремально активной эволюции растений и представляет собой настоящую природную лабораторию для изучения процессов и механизмов эволюции в растительном мире.

Из всего многообразия самые привлекательные на Кинабалу, конечно же, растения-хищники непентесы (по русски – кувшиночники), и прежде всего самый крупный из 70 видов непентесов – непентес раджа (Nepenthes rajah). Непентесы, как и другие насекомоядные растения, способны расти на почвах, бедных азотом, фосфором, калием и другими элементами, которые они с лихвой получают при переваривании животных. Действительно, почвы гранитного массива Кинабалу не могут похвастаться плодородием, а растениям нужна органика – как результат – обилие непентесов. Кстати, непентес раджа -  самое крупное плотоядное растение в мире. Растение является эндемиком Калимантана, это исчезающий вид, торговля им запрещена международной конвенцией CITES.

Непентес раджа (Nepenthes rajah)

В непентесах удивительно буквально все. Начнем с того, что непентес раджа, как и практически все виды в роде, является карабкающейся лианой. Стебель обычно растет вдоль земли, но будет пытаться лезть, когда вступит в контакт с объектом, который может поддержать его. Цветок, а затем кувшинчик непентеса вырастает из меристемной почки, находящейся прямо на краю листа растения. Его кувшины способны поймать не только насекомых, но даже мышь, ящерицу или крысу. Кстати, удивителен также ловчий механизм непентесов, ведь непентес для ловли разных жертв использует разные стратегии. Одна из них —  аквапланирование на влажном верхнем крае кувшина (перистоме). Благодаря специфической микроструктуре перистома капли воды образуют тонкую водную пленку, по которой насекомые соскальзывают внутрь. Но при низкой степени влажности среды перистом может высыхать и тогда становится абсолютно неэффективным для ловли. Другой ловчий механизм непентесов организован более изощренно. В верхней части внутренней стенки кувшина располагаются железы, секретирующие воск. Восковой налет двухслойный; верхний слой состоит из налегающих друг на друга мельчайших чешуек, или кристаллов, которые легко отрываются от нижнего слоя и прилипают к лапкам членистоногих. В результате нарушается сцепление лапок со стенками кувшина, и животное оказывается на дне.

Прогулка по склонам Кинабалу не ограничивается рассматриванием и фотографированием орхидей и непентесов. Здесь среди 600 видов папоротников 50 – эндемики, т.е. произрастают только в нацпарке Кинабалу. Поражает также разнообразие голосеменных, каких не встретишь у нас: филоклодацеи, декридиумы, декрикарпусы, подокарпусы. Можно долго рассказывать о флоре Кинабалу, но нас ждала встреча с прекрасным паразитом, чудо-цветком раффлезией.

Малазийцы неплохо зарабатывают на раффлезии, ведь делать ничего не надо: лишь отыскать среди зарослей лианы тетрастигмы вожделенный бутон, а дальше ждать его созревания и расчищать к нему тропинку от дороги. А уж когда раффлезия зацветет – собирай денежный урожай (по 20 рингит с человека). Раффлезия привлекает туристов самым большим на земле цветком. У знаменитой Раффлезии Арнольда цветок диаметром до одного метра может весить больше десяти килограмм. Мы наблюдали Rafflesia keithii – эндемик Сабаха. Она несколько меньше, до 75 см в диаметре.

Rafflesia keithii

На первый взгляд, такие цветы должны распускаться на ветвях огромных деревьев, однако находят их на земле, как грибы. У раффлезий нет, как у большинства других цветковых растений  стебля, корней и листьев, потому что это растение – паразит. Большую часть своей жизни раффлезия представляет собой пучок бесцветных клеточных тяжей, похожих на грибные гифы, которые берут питательные вещества из тканей лиан Tetrastigma (семейство виноградных). И только несколько месяцев отведено паразиту для цветения и образования семян. Ученые полагают, что семена раффлезии пробуждаются к прорастанию выделениями из корней тетрастигмы и других лиан семейства виноградовые, и эти же выделения ориентируют направление роста проростков. Попав в нужное место, семечко выпускает корешок-гаусторий в корень или стебель лианы. Гаусторий выделяет специальные ферменты, разрушающие клетки хозяина и дальше развитие паразита происходит полностью за счет лианы.

Несколько лет нитевидные вегетативные ткани раффлезии получают питательные вещества из тканей хозяина. Когда приходит время цветения, раффлезия формирует внутри лианы цветочные почки, защищенные снаружи предохраняющими плотными белыми листоподобными чешуйками. Специалисты могут распознать эти бутоны по вздутиям на корнях или стеблях хозяина. Достигнув размеров грецкого ореха, бутон разрывает кору хозяина и начинает быстро расти. У видов с крупными цветками выходя на поверхность земли, бутон уже имеет размеры кочана капусты. Процесс образования цветочной почки растянут на много месяцев, а сам цветок живет несколько дней.

Замечательный трупный запах раффлезии привлекает огромное количество опылителей, прежде всего мух и жуков. Меньше чем через неделю роскошный цветок умрет и будет долго разлагаться, но еще несколько месяцев из завязей будут развиваться ягодообразные плоды, набитые мелкими семенами. Плоды съедят дикие свиньи, тупайи, бурозубки, мелкие грызуны, и разнесут семена раффлезии по джунглям.  Вот краткая история жизни знаменитого паразита, посмотреть на которого съезжаются туристы со всего мира.

Но наше путешествие по Борнео не ограничивается этими, безусловно, волнующими знакомствами. Будет и замечательный ужин в рыбном ресторане, и покупка филиппинского жемчуга, и прогулка в пещеру с летучими мышами и к горячим источникам, и посещение знаменитого в Кота Кинабалу рынка на Gaya Street, и прекрасный день отдыха на одном из маленьких островков национального парка Тунку Абдул Рахман в Южно-китайском море. А главное, что все эти события мы сумели уложить в два дня.

Далее мы летим на восток штата Сабах в город Сандакан на встречу с борнейскими орангутанами и пробоскисами. 

Наблюдение орангутанов в реабилитационном центре Сепилок - ключевое событие в программе нашего пребывания на Борнео, ведь борнейских орангутанов осталось в природе не более 15000 особей, тогда как еще 10 лет назад их насчитывалось около 27000 тысяч. В старейшем центре Сепилок (создан в 1964 году) обитает постоянно около 60-80 орангутанов, которые не очень-то хотят насовсем возвращаться в дикую природу. Любой желающий за определенный ежегодный взнос может усыновить детеныша орангутана и получать регулярные годовые отчеты о состоянии здоровья своего приемного ребенка. Два раза в день происходит публичное кормление орангутанов на специальной платформе в окружении амфитеатра зрителей. К сожалению, в последний раз шел сильный дождь, и на кормежку пришло лишь трое орангутанов и принялись вяло жевать морковь. Зато рядом с ними непрошенный гость макака уверенными и быстрыми движениями запихивала в защечные мешки ворованные бананы, демонстрируя этим колоссальные конкурентные преимущества в борьбе за существование в сравнении с вымирающими неуклюжими орангутанами.

Гораздо больше нас поразили пробоскисы или носачи (эндемики Борнео). Пробоскисы – большие хитрецы. С приближением времени кормежки они потихоньку перебираются к навесу, начинают прыгать над зрителями по крыше, нетерпеливо поглядывают на дверь. Наконец, выносят угощение. Обезьяны набрасываются гурьбой. Во время еды они не замечают ничего вокруг, даже людей, фотографирующих носачей в профиль и анфас. Самца можно потрогать, он будет продолжать увлеченно жевать, но как только еда закончилась, звери быстренько убираются восвояси по ветвям деревьев. Взрослые самцы пробоскисов украшены похожим на огурец длинным носом, который увеличивается в размерах и краснеет, когда животное сердится или возбуждено. Размеры «мужского» носа могут быть больше 10 см: самки и детеныши рядом с ними кажутся курносыми! Сидящий глава семейства удивительно похож на пьющего мужичка из российской глубинки: поза расслабленная, руки лежат на коленях, нос опущен к толстому «пивному» животику.

Ну что, Петрович, вздрогнем?

На следующее утро мы улетели на Суматру. В отличие от Борнео, своим происхождением Суматра обязана вулканической активности, об этом напоминает темный песок на побережье острова. Действительно, вдоль юго-западного края Суматры располагается горная цепь (хребет Барисан), которая является составной частью пояса действующих вулканов, протянувшегося в краевой зоне Тихого океана и именуемого «Тихоокеанским огненным кольцом». Здесь повышенная сейсмическая активность (землетрясения достигают силы 7-9 баллов), и расположено полтора десятка действующих вулканов, в том числе самая высокая точка Суматры – вулкан Керинчи (3800 м). 

Эпицентр землетрясения силой 9,1-9,3 балла по шкале Рихтера, вызвавшего разрушительное цунами 26 декабря 2004 года, как раз находился к северу от островка Симелуэ возле северо-западного берега Суматры. Землетрясение было необыкновенно большим в географическом смысле. Произошёл сдвиг около 1200 км (по некоторым оценкам — 1600 км) породы на расстояние в 15 м, в результате чего Индийская океаническая плита сдвинулась под Бирманскую континентальную. Как итог землетрясения остров Суматра сдвинулся на 30 метров к юго-западу, а разлом длиной около 1200 км, образовавшийся на дне Индийского океана, привел к цепи из 10 последующих землетрясений. Высота волн во время последующего цунами превышала 15 метров, что привело к огромным разрушениям. Погибло, по разным оценкам, от 225 тысяч до 300 тысяч человек. Истинное число погибших вряд ли когда-либо станет известно, так как множество людей было унесено водой в море. Так порой гневается «Тихоокеанское огненное кольцо». Регион опустел после этого события, разбежались последние белокожие. До сих пор Суматра, прямо скажем, не самое популярное туристическое направление, а зря, ведь здесь так красиво и необычно!

Если стараться во всем видеть хорошее, то стоит подчеркнуть, что благодаря активному вулканизму, на Суматре плодородные почвы и живописные ландшафты. Особенности происхождения Суматры обусловили богатства острова, в том числе месторождения полезных ископаемых — нефти, железа, каменного угля, золота, никеля и олова. 4/5 всей нефти в Индонезии добывается именно на Суматре. С древних времен Суматра была известна как «остров золота»: здесь находились золотые рудники. Под этим названием остров впервые упомянут в местных письменных источниках XI в.

Первая наша остановка на Суматре - крупнейший национальный парк Юго-Восточной Азии – Гунунг Леусер, одно из двух сохранившихся сегодня мест обитаний суматранских орангутанов, которых в природе осталось по разным оценкам лишь от 5000 до 7000 особей. И вот уже мы заселились в прекрасный эколодж на высоком берегу реки и бурно обсуждаем за ужином предстоящую экскурсию к орангутанам.

Больше всего обычно везет тем, кто решается отправиться в трекинг с ночевкой в джунглях. Так, в марте 2014 во время этого похода мы видели 12 орангутанов, не считая детенышей. Сказать «видели» – не сказать ничего, потому что мы сидели с ними рядом, кормили, рассматривали, трогали, чесали и даже нюхали наших ближайших родственников из семьи гоминид. Удивительные, неторопливые звери с грустными глазами. Глядя на них, понимаешь, что орангутаны знают нечто такое, что не способны постичь люди, некую глубинную суть бытия. Возможно, они осознают собственную обреченность. У орангутанов самый длинный среди всех млекопитающих репродуктивный цикл, включая человека. Другими словами, они размножаются чрезвычайно медленно. Продолжительность жизни орангутана в природе составляет 30-40 лет, а половой зрелости самка достигает в 12-летнем возрасте. Она выращивает и защищает детеныша до 6-8 лет. За всю жизнь одна мать может воспитать четыре-пять детей, не больше. Орангутаны могут пережить падение численности в среднем на 2% в год. Но за последние 15 лет их численность сократилась почти на 50%, а это просто невыносимо.

Суматранский орангутан (Pongo abelii)

Потом мы кормили лангуров Томаса – эндемиков Северной Суматры, наблюдали в ветвях гиббонов, макак, а во второй половине дня после вкуснейшего ланча спустились к реке, где предстояла ночевка у костра, за ужином, чаем и разговорами. Хотелось вернуться к орангутанам.

Лангур Томаса (Presbytis thomasi)

Следующий пункт нашей программы небольшой городок Берастаги в горах Северной Суматры, расположенный на высоте 1300 м над уровнем моря у подножия вулканов Синабунг и Сибаяк. Берастаги – настоящая житница северной Суматры, центр развитого сельского хозяйства острова.

На цветочном рынке в Берастаги

На богатых почвах, щедро и многократно удобренных вулканическим пеплом, дают большие урожаи разнообразные плодовые и овощные культуры. Пашни поражают тучностью, а огороды ухоженностью и разнообразием.

Летучих лисиц продают в качестве основы для супа

Вулкан Сибаяк (Gunung Sibayak) - редкий пример доступного действующего вулкана. Подъем к кратеру занимает около часа спокойным шагом, правда перед этим предстоит 20-минутная живописная дорога в гору на машине. Сибаяк располагается на высоте 2100 метров над уровнем моря. Хотя его последнее извержение было более века назад (в 1881 году), высока гидротермальная активность вулкана в виде серных фумарол и трещин, стреляющих горячим паром. Существует мнение, что "дышащий" вулкан, такой как Сибаяк, безопаснее полностью спящего, поскольку выделяющиеся газы не скапливаются в недрах вулкана, и не образуется пузыря, выталкивающего лаву на поверхность. Поэтому основная опасность на Сибаяке связана лишь с риском оступиться и получить травму. Ну и конечно, не стоит подносить близко руку к фумароле или паровым выхлопам, можно получить ожог.

У кратера вулкана Сибаяк

Свист и шипение, с которыми из-под земли вырываются белые столбы горячего пара, слышны далеко на подступах к вершине. По мере того, как мы приближались к цели, запах серы усиливался. Явно пахло чертом, что должно настораживать любого нормального человека. Но все увлеченно щелкали затворами фотоаппаратов. Всем хотелось запечатлеть себя среди лимонного цвета налетов серы на камнях, около лужи с кипящей грязью, у столба с обжигающим паром или в позе победителя на краю кратера вулкана. А дальше обрыв и далеко внизу его плоское дно.

Заключительная точка путешествия по Суматре – озеро Тоба в гигантской кальдере одноименного вулкана. Для его характеристики подходят все слова в превосходной степени. Озеро достигает 100 км в длину и 30 км в ширину, максимальная глубина 505 м. Тоба — самое большое и глубокое в Индонезии и крупнейшее вулканическое озеро в мире. Гигантский вулкан Тоба взорвался около 75000 лет назад, считается, что его извержение стало самым мощным на Земле за последние 25 миллионов лет.

Берега озера Тобо

Взрыв Тоба явился одной (хотя не единственной) из причин начала очередного глобального похолодания, названного даже «вулканической зимой», сопровождавшегося понижением температуры на Земле на 3-5˚С в низких широтах до 15˚С в более высоких широтах. Археологи и антропологи сходятся во мнении, что численность людей, живших тогда на планете, сильно сократилась, и это извержение привело к появлению эффекта бутылочного горлышка, то есть к резкому сокращению генофонда человеческой популяции за пределами Африки.

Крутые берега кратера (озеро Тоба)

В центре озера располагается живописный остров Самосир, куда мы и отправились на кораблике. Когда-то Самосир был шумным туристическим курортом, но после цунами 2004 года здесь стало тихо. Трудно найти более спокойное, изысканное и живописное место для отдыха. Мы живем в небольших уютных бунгало прямо у воды под сенью роскошных пальм, гибискусов, бугенвиллий. Хозяева, пожилой бельгиец с молодой индонезийской женой, всячески стараются привечать гостей. К всеобщему удовольствию горячие булочки из собственной пекарни на завтрак, свежеподжаренная тилапия на обед, сок из маракуйи, которую здесь называют «маркизой», настоящий кофе и, боже избавь, никаких «волшебных» грибов. Любители психоделии и прочих нетривиальных реакций организма могут попробовать глюциногенные грибы в поселке на каждом углу и за небольшие деньги. Любопытно, что, по представлениям батаков, первые люди были выращены богами из грибов.

В марте на Суматре повсеместно цветут бругмансии

Наутро мы отправляемся на экскурсию по острову на минибасе, ее главная «фишка» - самобытная культура и деревянное зодчество племен батаков Тоба, численность которых насчитывает около 2 млн. человек. В деревне Амбарита восхищает ряд древних батакских домов, украшенных самой затейливой резьбой, в некоторых жили только юноши старше 17 лет, в других женщины с детьми. Мы поднялись по вытертым от времени ступенькам внутрь дома и выслушали подробный рассказ о быте батаков, ведь и теперь многие из них живут в традиционных домах. На домах для женщин делали изображение женских грудей. Все дома украшались страшными масками для отпугивания злых духов и состояли из 3-х уровней: нижнее открытое со всех сторон помещение – для домашних животных, второй этаж, куда снаружи ведет почти вертикальная лестница – для людей, а третий – для хранения урожая. В качестве туалета использовалась дырка в полу. "Ночью же неудобно по лестнице туда-сюда лазить", – убеждал бойкий батак, для наглядности присаживаясь над маленьким отверстием. А мы озадаченно рассматривая дырку думали, что отверстие слишком маленькое и в темноте наверное не сразу попадешь, к тому же внизу находились несчастные животные... 

Но самые захватывающие впечатления от мрачных каменных сооружений для каннибальских ритуалов. Жизнерадостный улыбчивый батак, который по его словам знает по именам родных братьев деда своего дедушки, успокоил нас. Во-первых, последний случай людоедства здесь официально зафиксирован в 1816 году. Во-вторых, ели не для удовольствия и не всех подряд, а только преступников, совершивших одно из 3 тягчайших преступлений по понятиям батаков. А именно, шпионов, убийц и насильников над королевской женой. Более того, акту каннибализма всегда предшествовал суд. Если подсудимого признавали виновным, жертве завязывали глаза, буквально "полосовали" острым мечом на специальном каменном столе, обильно поливая при этом соком лайма и посыпая перцем, а затем, приготовив вместе с мясом буйвола, подавали королевской чете, судьям и всем желающим. Сей акт был разыгран тут же в ролевой игре с участниками нашей группы. 

Каменные троны в зале батакского суда

В соседней деревне Симаниндо за небольшие деньги смотрели батакский фольклор, желающие зрители активно приглашались присоединиться к ритуальному танцу. Но долгоиграющее представление не произвело большого впечатления, в отличие от традиционных батакских могильных  склепов, которые встречаются повсюду вдоль дороги. Склепы представляют собой  огромные, многоуровневые сооружения, с лесенками и изящной балюстрадой, верхний ярус которых выполнен в виде батакского домика с вогнутой крышей. Кладбищ нигде не видно, зато повсеместно практикуются "точечные" захоронения прямо на огороде, тут и там, по соседству с жилыми домами и даже под одной с ними крышей. 

Вот ведь удивительная народность батаки Тоба. Под влиянием голландцев они с конца XIX века приняли протестантизм. Как свидетельство, повсюду разбросаны лютеранские церквушки, не только в деревнях, но иногда и в чистом поле. При этом вплоть до 1920-х годов практиковалось патриархальное рабство, ритуальный каннибализм, охоту за головами. До сих пор батаки сохраняют самобытный уклад, устный и музыкально-танцевальный фольклор, а также традиционные верования с обширным пантеоном богов, существуют жрецы (дату) и шаманы (сибасо).

Ткачиха за работой

Покидать землю древних батаков явно никому не хотелось. Но отпуск подходил к концу, и надо было еще купить суматранского кофе в аэропорту Медана. Поразительно, но за все путешествие по Суматре нам ни разу не довелось попробовать самого дорогого кофе в мире - Копи Лювак (Kopi Luwak). Видимо, для своих он слишком дорог, а белых на Суматре относительно мало. Поэтому попробовать luwak предстояло уже дома. Бурные обсуждения вызвали симпатичные пакетики этого кофе в дьютике, ведь процесс производства зёрен кофе «Копи Лювак»  весьма специфический.

Мусанги (Paradoxurus hermaphroditus) - зверьки из семейства виверровых поедают спелые плоды кофейного дерева, переваривают окружающую кофейные зёрна мякоть и выделяют зёрнышки кофе, которые люди затем собирают, моют, сушат на солнце и обжаривают. Особый вкус «Копи Лювак» объясняется тем, что в желудочно-кишечном тракте мусангов кофейные зерна ферментируются и насыщаются пахучим секретом – цибетином, который придает готовому напитку особый, ни с чем не сравнимый вкус. Kopi Luwak производится в Индонезии в незначительных объемах, а килограмм такого «натурального» кофе стоит  примерно 1000$.

Канадский исследователь Массимо Марконе (Massimo Marcone) задался вопросом, можно ли воспроизвести эффект, который делает Kopi Luwak cамым дорогим кофе в мире. Он отправился в Эфиопию, где есть и кофе, и циветты. Там ему пришлось варить кофе из семян, которые он лично собирал в фекалиях виверр, пить его и сравнивать с настоящим Kopi Luwak. Он обнаружил, что пищеварительные ферменты животных расщепляют белки в кофейных зернах  на молекулы меньшего размера, а некоторые белки подвергаются и вовсе полному выщелачиванию, что делает кофе менее горьким. 

Выяснилось, что Kopi Luwak не так-то легко скопировать, поскольку ферментативная активность индонезийских виверр в отношении кофейных зерен куда выше, чем у их африканских коллег.Считается, что мусанги в дикой природе выбирают только самые спелые и вкусные кофейные плоды, поэтому попытки произвести luwak на специальных зверофермах пока не слишком впечатляют. Зверьки на таких фермах содержатся в клетках и лишены возможности свободно передвигаться по веткам в поисках лучших кофейных ягод, они вынуждены есть то, чем их кормит персонал, соответствующим получается и качество «искусственного» luwak. 

Подпишитесь на новости

Получайте свежие новости о турах, программах, путешествиях и расписании поездок!

Отправляя форму, вы соглашаетесь с условиями политики конфиденциальности

Go to top