Почему Эквадор? Комментарии гида к программе "Амазония, вулканы и Тихий океан"

Эквадор можно назвать своеобразным заповедником Латинской Америки. Здесь встречаются почти все экосистемы – дождливые джунглевые леса, жаркие сухие пустыни, заснеженные вершины гигантских вулканов, невероятно чистые пляжи с необыкновенной подводной и наземной фауной.

Н.Н. Дроздов, профессор, доктор биологических наук,
ведущий программы «В мире животных»

 

«Амазония, вулканы и Тихий океан» - звучит громко и многообещающе. Что же за путешествие скрывается под такой яркой этикеткой? И зачем вообще ехать в такую даль? Восемнадцать часов перелета через всю Европу и Атлантику, мимо Карибских островов и Северных Кордильер - в Эквадор.

Государство Экватор расположилось не только в обоих полушариях, но и по обе стороны Андского хребта, самой протяженной и одной из самых высоких горных систем Мира. Анды формируют природу, климат и ландшафт всего южноамериканского материка.  К востоку от Анд располагаются огромные площади бассейнов рек Амазонки, Ориноко, Парагвая, Параны. Эти речные системы питает влага, которая испаряется с поверхности Атлантического океана. Здесь располагаются тропические дождевые леса. С западной стороны андского хребта проходит относительно узкая полоса суши. Холодное антарктическое течение, проходящее вдоль западного побережья Южной Америки, словно гигантский морской холодильник собирает тихоокеанскую влагу. Поэтому климат в этих местах засушливый, вплоть до полного отсутствия дождей десятки лет как в самом  сухом месте на Земле – пустыне Атакаме, находящейся на побережье Чили. Таким образом, Анды, являясь особым природным комплексом, еще и разделяют материк на два столь непохожих мира. Прелесть Эквадора заключается в том, что природа большей части огромного материка представлена на сравнительно небольшой площади одной страны.

Восточная часть Эквадора застелена изумрудным ковром западной Амазонии, «oriente», прерываемой редкими речными селениями. Горы, или «sierra» - в Эквадоре живые: нет-нет да и зарокочет, задымится на «проспекте вулканов» один из пяти-шеститысячных великанов. А к западу от Анд находится засушливое тихоокеанское побережье с бананово-ананасовыми плантациями и белоснежными пляжами  – «costa». Собственно, название программы недвусмысленно намекает, что наши туристы непременно посетят все три региона. А самые активные и любопытные доберутся до эквадорской жемчужины - легендарных Галапагосских островов,  лежащих в тысяче километрах от  Эквадора.

Итак, начнем с Амазонии. Главный пункт нашего путешествия - Национальный парк Ясуни. Парк располагается в 250 км к востоку от столицы Кито в междуречье рек Напо и Курарай, которые, сливаясь уже в Перу, питают своими водами Амазонку. Парк был создан в 1979 году, а в 1989 река Ясуни и часть прилегающей территории были отданы под этническую резервацию нескольким племенам Яорани, добровольно пожелавшим изолироваться от цивилизации. Территория национального парка, одно из самых богатых по биоразнообразию мест на Земле. По данным американских и европейских исследователей в национальном парке наблюдается максимальная плотность ландшафтного (на 10 тыс. км. кв.) и локального (на 100 км. кв) разнообразия по широкой группе таксонов. В таблице представлена характеристика биоразнообразия Ясуни в сравнении с Амазонскими и Российским.

Около трети наземных позвоночных, обитающих в Амазонии, отмечены на этой территории, хотя площадь парка занимает около 0.15% от площади Амазонского бассейна (9.8 от  6683.9 тысяч км кв.). Таким образом, попадая в самый густонаселенный (не человеком!) участок окрестностей Ясуни,  мы знакомимся с природой обширнейшего региона Амазонии (Рис.1).

Табл. Разнообразие национального парка Ясуни (По данным Bass et al., 2010; Wikipedia

Группа организмов

Число видов

Процент от всех  видов Амазонии, %

Процент от всех видов России, %

Пресноводные рыбы

500

12-16

170

Амфибии

150

28

500

Рептилии

120

33

170

Птицы

600

34

77

Млекопитающие

200

27-33

67

Растения

3000-4000

7-10

30

Трудно переоценить значение национального парка для сохранения амазонской природы. Однако, чтобы увидеть нетронутую сельву своими глазами следует поторопиться: в ближайшем будущем нефтедобывающие компании могут сильно омрачить картину этого экологического рая. Дело в том, что вся западная Амазония имеет высокий потенциал для добычи черного золота (Рис 2.).

Нефтяные месторождения располагаются и на территории Ясуни. До настоящего момента натиск бульдозеров и тракторов сдерживает беспрецедентный природоохранный договор, заключенный между правительством Эквадора и мировой общественности в лице ООН. До конца 2011 года Эквадор приостановил нефтеразработки в этом районе и собирает средства, которые позволят компенсировать убытки от «недобычи» 860 млн. баррелей нефти. Правительство планировало поучить не менее 100 млн. долларов к концу этого года. Общая сумма компенсации составляет 3 млрд. 600 млн. долларов, которую нужно выплатить в течение 12 лет. По утверждению главы инициативной группы Ивонне Баки, первый этап прошел успешно, более 100 млн. уже собрано. Однако сотрудники министерства невозобновляемых ресурсов полны оптимизма, и подготовительные работы идут полным ходом.

А как же проходят туристические будни в национальном парке? Кровожадные пираньи в глухих малярийных заводях и плотоядные муравьи размером с ладонь. По ночам отставших от группы туристов утаскивают черные ягуары и злые духи – супаи. Выжившие, тем не менее, редко добираются до цивилизации, потому что «индейцы». Шум проливного дождя заглушит крики несчастных…

А если серьезно, несколько дней, проведенных в сельве национального парка Ясуни, запоминаются надолго, если не навсегда. Конечно, это не зоопарк, а настоящий лес, который населяют хоть и разнообразные, но дикие и по большей части пугливые животные. Тем не менее, многие из них (амазонские дельфины, ламантины, гигантские выдры, пекари,  ленивцы, колибри и попугаи) регулярно встречаются как вблизи лагеря, так и на наших маршрутах. А гигантскую арапайму, черепах и кайманов мы и сами ловим: кого на ужин, а кого просто погладить и сфотографировать. Готовьтесь: муравьи будут кусать, ливни будут мочить, глина будет прилипать к обуви, а неведомое будет пугать вас ночным шуршанием, ворчанием, а порою и визгом. Не очень большая плата местным духам за право постоять на пороге фантастического мира Амазонской сельвы.

После посещения национального парка Ясуни, мы возвращаемся в столицу Эквадора. Она расположена в долине на южном склоне вулкана Пичинча на высоте 2850 м. Кито считается одним из самых красивых и старейших городов Южной Америки. Исторический центр под бордюры забит всевозможными церквями, монастырями и часовнями. Самые главные средневековые соборы расположены на местах бывших религиозных сооружений  - храмов солнца с тысячелетней историей.  После небольшой, но извилистой ознакомительной прогулки по соборам и площадям народ разбегается в разные стороны. Самые спортивные торопятся добраться до вершины «панесильо» (от испанского panecillo - булочка). С этого аккуратного круглого холма открывается фантастический вид на предзакатный город. Задыхаясь от восторга и перепадов высоты, в окружении вулканов, у подножья тридцатиметровой Девы Марии Китской – главного памятника столицы, так просто забыть все мелкие, мирские неприятности и переживания. Самое время подумать о вечности Неба. Кому все это чуждо – бегут на сувенирный рынок. Добыча пончо, свитеров и расписных тыкв для многочисленной родни и коллег – тоже достойное занятие. И не менее увлекательное. Индейские продавцы по большей части скромные, за рукава не тянут, но уж если вы подошли к яркому прилавку: по крайней мере, без пары толстых носков из шерсти альпаки вам не уйти.

Позаботиться о сухости и теплоте ног самое время: на следующее утро мы отправляемся в Национальный парк Котопакси, покорять одноименный вулкан. Межгорную долину, по которой нынче проходит знаменитое Панамериканское шоссе, Александр фон Гумбольдт назвал «проспектом вулканов». Анды произошло от «анта» – в переводе с языка инков значит «медь, медные горы». Хребет протянулся на 9000 км. Эквадорская часть этой системы относится к северным Андам. Кстати, пассажиры, которые летят в Эквадор из Голландии, еще до прибытия в конечный пункт могут погулять по вершине Андских отрогов. Самолет совершает дозаправку на одном из островов в Карибском море – Бонэйр. Этот остров представляет собой одну из вершин опускающегося в море продолжения Северных Анд.

Снежные шапки Котопакси (5897 м), Чимборасо (6310 м), Каямбе (5790 м), Антисаны (5705) уже несколько тысячелетий внушают местному населению трепет и уважение. А мы поражаемся перемене ландшафта. Зеленое тропическое буйство сменяется чахоточными кустиками и лишайниками на голых, обледенелых камнях. Автобус не доезжает полукилометра до отметки 5000 (чудо, что автомобильный двигатель работает и на 4000 тысячах). До снеговой границы пара-тройка сотен метров. И для самых бодрых товарищей - уникальная возможность поиграть в снежки практически на экваторе. Заодно и поправить здоровье кокой, которую вам заварят в местном «орлином приюте». Лентяи же, в сопровождении автора, вприпрыжку спускаются к подножью любоваться лагуной Лимпиопунго. Не забывая фотографировать удаляющуюся сверкающую вершину, распугивают на ходу  андских лисиц или полудиких лам. Котопакси, конечно не сравнится по биоразнообразию с Ясуни. Но чего стоит величественная панорама Анд. Горизонт просматривается на десятки километров. Кажется, еще километр до вершины и можно охватить взором всю страну: от Тихого океана на западе до Зеленого океана на востоке. Кстати вулкан действующий: все можно потоптать, потрогать и при желании унести кусочек бомбы в Россию.

Наконец, завершающий этап путешествия проходит на побережье Тихого океана.  Тут предусмотрено два варианта:  кое-кто  отправляется путешествовать самостоятельно на Галапагосы – обниматься с тюленями, кататься на черепахах и вытягивать за хвост игуан. А основная группа обычно едет на побережье в рыбацкий поселок Пуэрто-Лопез. Так называемые «пляжные дни» так и начинаются: набрав ананасов и арбузов, практически весь первый день мы проводим на пустынном берегу с белоснежным песком и ярко-красными крабами. Национальный парк Мочалийа – создан для сохранения уникального прибрежного ландшафта  «боске-секе». Океанская вода достаточно теплая чтобы вдоволь наплаваться и не замерзнуть. В отлив на рифах кишит беспозвоночная жизнь: голожаберные моллюски, морские звезды, раки-отшельники. А со смотровой площадки можно любоваться видом на бухту и считать пролетающих пеликанов.

Прибрежные воды Эквадора в отличие от вод других тропических регионов невероятно продуктивны. За счет холодного, перуанского течения (Рис.3.), а также постоянных пассатов дующих с юга у западного побережья южной Америки происходит интенсивный прибрежный апвеллинг – перемешивание водных масс. В таких местах формируются одни из самых продуктивных экосистем в мире.  Как правило, эти регионы богаты рыбой и теми, кто этой рыбой питается: морскими птицами и млекопитающими.

В Пуэрто-Лопесе две основные статьи дохода, связанные с морем: туризм и рыбный промысел. Как прилежные туристы мы развиваем обе индустрии. Что касается рыбных блюд то их тут действительно великое множество и, конечно, не только рыба, как таковая: креветки и ланугсты, кальмары и осьминоги, устрицы - можно брать по всего по тарелке, но имейте в виду: цены низкие, а порции огромные. Лучше не торопясь, начать с ассорти морского супа  «sopa marinera» и далее по списку. Традиционный завтрак у нас на рыбном базаре. На рассвете рыбаки на небольших суденышках и лодках на возвращаются с уловом на берег. Сюда же съезжаются на пикапах и грузовичках перекупщики-поставщики. Начинаются оживленные торги. Со своими разделочными столами и ножами стягиваются профессионалы - филейщики. Под растянутыми тентами женщины жарят рыбу, дети спорят, чей отец вытянул самого большого марлина, и над всей  этой суетой, в надежде схватить выпавшую рыбешку, черными штрихами в розовом небе мечутся фрегаты. Эту пастораль надо увидеть самому. Сесть где-нибудь с краю, чтобы не обращали внимания и тихонько разглядывать простую человеческую жизнью: сонные улыбки, усталые разговоры, работа умелых рук и, конечно, рыбацкие трофеи.

Все туристы любят путешествовать. Ведь не поспоришь? В последние дни между валяниями на пляже и походами по ресторанам мы интенсивно осваиваем новые виды транспорта. Во-первых, более или менее значительные перемещения по дорогам мы совершаем на «тук-туках» - переделанных мопедов с аутентичной разукрашенной будкой для двух-трех пассажиров. Тряско, шумно, зато бюджетно и весело. Во-вторых, арендуем катер для похода к соседнему острову Саланга. Морская прогулка – хороший шанс увидеть, горбатых китов и дельфинов. А если не повезет – у островных рифов всегда можно понырять с маской или поплавать на каяке.  Ну и в третьих, с самыми отчаянными, мы совершаем кольцевой маршрут на лошадях. Для тех, кто хорошо держится в седле можно подобрать коня-огня, а менее опытным всадникам найдутся лошадки с кротким нравом. Маршрут, проложенный вдоль широкого океанского побережья с трехметровым накатом не оставит равнодушным даже самых опытных, повидавших на своем веку туристов.

Пожалуй, главная особенность эквадорского тура - его насыщенность. Сложно выделить какой-то определенный день. За короткий двухнедельный период мы пересекаем всю страну от восточной границы с Перу до тихоокеанского побережья. Знакомимся с самыми разнообразными ландшафтами и культурой страны. В глухой амазонской провинции мы заходим в гости к поселенцам-кечуа, которые на плохом испанском приглашают нас отведать «чичу». В столице, в  каменных проулках за площадью Санто-Доминго нам нальют «канеласо». А в небольшом сельпо на побережье нам не продадут и пива, поскольку воскресенье в Эквадоре – день без алкоголя. В каждой новой поездке туристов ждут непредусмотренные программой сюрпризы: яркая радуга над Котопакси, стая дельфинов у острова Саланга, полуночный ленивец в уборной. Словом, впечатлений хватает не только чтобы отвлечься от рабочей суеты, но и для последующего обсуждения в кругу коллег и друзей. Программа рассчитана на всех без ограничений. Как-то раз мы всей группой долго смеялись над следующей картиной: по вековой сельве, прорубаясь с помощью мачете, осторожно крадется проводник Сандро. Прищуренные глаза бегают по зарослям в поисках добычи. За ним, так же, по-охотничьи аккуратно, в платочке и с палочкой в твердой руке ступает пенсионерка Зоя.  Опасности никакой - обратно мы довозим всех… Ну…почти всех. Не считая безнадежного романтика Татьяну, отдавшую свои руку и сердце индейцу-кечуа. Хотите ее о чем-то спросить? – Едем!

Михаил Нагайлик

Подпишитесь на новости

Получайте свежие новости о турах, программах, путешествиях и расписании поездок!

Отправляя форму, вы соглашаетесь с условиями политики конфиденциальности

Go to top