Неделя Кубы. Часть 6. Эндемизм

Тоди или картакуба, без преувеличения, самая красивая птичка Кубы. Это действительно птичка, а не птица, так как ее размер никак не отличается от размера колибри, но вот габитус совершенно зимородочий.


И действительно, этот очередной эндемик Кубы принадлежит к тому же отряду, что и зимородки, щурки и сизоворонки – все эти обладатели длинных и острых как шило клювов, безжалостные охотники за дичью (ящерицы, рыбки и крупные насекомые). Не было предела моему восторгу, когда я обнаружил, что тоди умеет зависать в воздухе, как колибри – ведь точно такой же полет мне демонстрировали раньше в Африке крупные пестрые зимородки, рыбачащие на озерах Рифтовой долины. Но рассказать я хотел вовсе не об этом.


Дело в том, что кубинской фауне присущ невероятно высокий эндемизм, какому и положено быть на острове. Многим известен такой кубинский эндемик, как королевская кубинская пальма Roystonea regia, родовое название которой произошло вовсе не эндемично-партиотичным путем, а по имени героя гражданской войны в США, Роя Стоуна.


Хочешь, не хочешь, а приходится знать и такого кубинского эндемика, как кубинский белоголовый амазон. Эта птица столь же красива, сколь и криклива, как это часто бывает, и уж она не даст забыть о себе.


Однако, несмотря на близость Кубы к обеим Америкам, особенно к североамериканскому материку, островная изоляция была долгой, и нарушалась лишь изредка, и каким-то особым образом. Каким конкретно – остается до сих пор загадкой. После посещения Северо-Востока Кубы мне показалось, что я нашел разгадку. И геоморфология, и петрография прибрежных горных массивов этой части Кубы, сложенных, главным образом, ультроосновными породами, удивительно схожа с восточной частью Индонезии, в том числе островами Сулавеси, Хелимахера и севером Новой Гвинеи. Похоже, что именно восток, собранный как пазл, из причлененных участков островных дуг, давал подпитку кубинскому биоразнообразию, поскольку именно сюда «приплывали» участки суши, ранее бывшие островами, а еще раньше – стесанными субдукцией участками океанической коры. Возможно, процесс был волнообразным, как гениально представлял себе его еще до широкого внедрения в умы неотектоники автор замечательной книги о Кубе «Тропики, острова, биоценозы» (1983),  ставшей уже библиографической редкостью, ленинградский зоолог Андрей Константинович Бродский.
…«Это же тоди, почему ты называешь эту птичку картакуба?» – спрашивал я своего проводника в нацпарке Алехандро Гумбольда, в окружении эндемичных по району и очень красивых, тонких и высоких пальм Cocotrilla utaensy.


И вот тут я выяснил, что в этой части Кубы, где эндемизм достигает своего максимума, проводник знает эту птичку под именем картакуба, а названия «тоди» не знает вовсе, в то время, как на крайнем западе она же называлась только тоди, и никак иначе. Тут же вспомнил, что и у нас в Тверской  области чибиса называют «пиздрик». Вот так-то. Какая уж там глобализация, один эндемизм.
 

 "Куба либре" - ежегодная программа  экологического туризма Тайного Меридиана на Кубе в первой половине апреля.

Автор - Дмитрий Черняховский

Go to top
Тайный меридиан
+7 (903) 723-45-13 info@exotravel.ru