Эльбрус и пик Авиценны (бывший пик Ленина) без гида, ратрака и лошадей

..Бриллиантовые дороги
В темное время суток
..

В июле 2019 года двое сотрудников Тайного Меридиана, Дмитрий Черняховский и Алексей Иванов, провели незабываемый отпуск в горах Кавказа и Памира. И вот пришла пора  похвастаться удачными решениями и достижениями, поделиться наблюдениями о природе, подсказать некоторые хорошие контакты, а также рассказать об ошибках, наверняка типичных, которые легко было бы избежать.
Идея заключалась в том, чтобы совершить быстрое восхождение на обе вершины, воспользовавшись Эльбрусом (5642 м)  как акклиматизационной вершиной перед восхождением на пик Абу али ибн Сины (7134 м), или на европейский лад - пик Авиценны (бывший пик Ленина, переименован в 2006 году). Сразу скажу, что идея осуществилась вполне успешно. Итак, по порядку.

5 июля я вылетел из Москвы в Краснодар, и к вечеру мы с Алексеем на его машине уже приехали в Азау. Сразу упомяну тех, кто нам помог дельными профессиональными советами: Олег Демиденко, Анна, оба из агентства Mounain Guide  +79064333557 mountainguide.ru. Нашли этих ребят в  подвале отеля Аламат в Азау, куда зашли выпить кофе, и где его действительно делают. Олег и Анна порекомендовали нам Дениса Парасенко из приюта Ветер (elbrusoline.ru   тел. 88005509185 - Денис всегда на связи), где мы потом встретились опять и с Анной, и с Олегом, и с  другими матёрыми горными инструкторами Николаем, Азаматом, Алексеем Пшеничниковым. Азамат - не только опытный инструктор, но и художник, его картины можно увидеть в кают-компании приюта Ветер. 


Итак, приехали на Эльбрус, переночевали в чудесной гостишке «Логово» справа от въезда в Азау. На следующий день, 6 июля устроили акклиматизационный выход до 3200, проходя мимо очаровательного  водопада Девичьи Косы. Вокруг нас простирались альпийские луга из гигантского Trifolium canescens, то есть клевера седоватого, буквицы Betonica grandiflora, Сенеции (почти как на Килиманджаро!), Campanula tridentata (трехзубчатого колокольчика). На фото можно подвести курсор, будет название. Собрали и снесли вниз мусор, оставленный молодыми людьми из Нальчика…


7-го июля поднялись на канатке до нижних бочек, поселились в приюте Ветер на 3670 м. Вот отсюда только можно считать начало нашего первого восхождения. Здесь не только относительно чисто, но и кормят в столовой рядом. Сходили на  4400, чисто пофарсить перед девушками своими ботинками La Sportiva. Ботинки смотрятся здесь несколько нелепо, особенно, когда ходим в них в сортир.

8 июля прогулялись до 5000 и вернулись опять в наш приют на 3670. После обеда снег рыхлый и беда просто. График смещается в сторону ночи. Масса наблюдений насчёт мелких уловок местных гидов, оперирующих клиентами. Короче, туристов водят стадами на якобы скалы Пастухова 4700 для акклиматизации, на самом деле до 4500 примерно. Потом вниз, а ночью за ними приезжают огромные ратраки, везут до 5100, поскольку турист типа уже туда взобрался. Оттуда они героически поднимаются 540 м. Потом их свозят (!) вниз. Все довольны: туристы, гиды (меньше риска, меньше работы), ратратчики и водилы снегоходов. На «нижних бочках» 3670 вообще написано «штурмовой лагерь» – теперь понятно, почему – так называемый «штурм» проходит  верхом на ратраке…

9 июля поднялись с рюкзаками на последний приют, который называется Мария. Тут еще один маркетинговый трюк. Этот последний приют не на 4200, как написано на нем, а на 4080, проверено надежным гармином. Так что подниматься предстояло порядка 1560 м. Вышли еще до полуночи, по пути немного замешкались в поисках тропы на Косую Полку, она была полностью занесена, а другие группы еще не подошли. Однако, 10 июля в 4.50 утра мы уже были на вершине (первые). Ветер довольно сильный, что видно на фото. Довольные собой, спустились в Марию, собрали манатки и вниз, на 3670, спать.

Отъевшись на Азау и у Леши дома в Краснодаре, 14 июля добрались до столицы Памира, г. Ош, что в Киргизии. Нас тут же встретили представители Памир Тревел, которым мы заплатили 400 евро: 1)за трансфер Ош-базовый лагерь-Ош 2)за еду и проживание в юртах в базовом лагере 3) за еду в лагере №1 (со своей палаткой) 4)погранразрешение. Пересекли Алайскую долину, по пути помогли местным вытолкать жигуль из канавы. Днем мы уже были в базовом лагере (3600 м), откуда следует в нашем случае считать начало восхождения (мы не нанимали лошадей).


15 июля. Вышли с рюкзаками в лагерь №1 (4400 м). Дорога чрезвычайно живописная, а начинается она с Луковой поляны, полностью отвечающей своему названию. Шли в треккинговых ботинках. Лагерь Памир Тревел легко найти – он последний перед началом тропы по леднику ко 2-му лагерю. Здесь поставили палатку (шикарная зимняя палатка Peak3), не раз проверенная, в том числе и в условиях Заполярья). Нас покормили, напоили вездесущим кок-чаем.


16 июля Вышли уже в кошках довольно поздно, часов в 8 утра, по-хорошему надо бы раньше. Рассвет здесь в июле в 5, закат в 8. Дошли в связке до ужасного лагеря №2 (5400 м) за Сковородкой, где встали с самого края, у трещин, служивших нам туалетом. Нас совершенно поразило обилие людей, которые буквально ходили под себя, не отходя от лагеря и на 20 м. У вешки прямо в лагере оставили систему, веревку и усы, никто их не тронул до нашего возвращения. 


17 июля. Рано утром, еще в темноте, на Сковородку сошла лавина. Поскольку мы стояли с краю, все наши вещи были засыпаны толстым слоем ледяной пыли. Вышли рано, но шли не бодро – много вещей, палатка. Днем окопались на краю лагеря №3 (6100 м).


18 июля. Неудачная попытка сходить вверх. Только вышли из лагеря – бац- живой труп, инструкторы из Аксая его торопливо готовят к спуску. Спрашиваем, надо ли помочь, отвечают – «да, помогите спустить до седла». Помогаем, все почти бегом. Снова поднимаемся к лагерю, но вверх (вернее, сначала вниз, потом вверх) уже идти сил нет. Тупим до вечера.


19 июля. Алексей чувствует, что не хватает немного акклимухи, идет вниз, до лагеря №2, чтобы переночевать в какой-нибудь аксайской палатке (берут за это 50 евро). Я иду наверх, до 6500, возвращаюсь.

20 июля. Начинаю штурм в одиночку, не дожидаясь Алексея – боюсь за погоду (шанс, скорее всего, последний, в силу возраста, и если погода надолго испортится, вернуться в следующем году вряд ли получится). Выхожу, как и на Эльбрусе, еще до полуночи. Ветер и мелкая снежная пыль, тропы почти не видно, вешки только до седловины. Но так называемый «Нож» показался очень простым, проходил его, держась правой рукой за веревку, левой – зарубаясь ледорубом; на спуске – спортивным стилем, то есть пропуская веревку вдоль плеча (спасибо совету Олега Демиденко из эльбрусского агентства Mounain Guide). На высоте около 7000 все еще наблюдаю вездесущих мигрирующих бабочек-репейниц, и это не глюк! К 9 утра я на вершине, первый, потратил 10 часов. Надел на голову бронзового монстра наш рекламный пакет.

Дошел не без труда – метров за 200 до вершины схватило спину. На спуске встречаю первого за утро человека, он смотрит на меня, спрашивает, что со мной (видно, выглядел не слишком хорошо). Я говорю, что все нормалек, но болит спина, он достает что-то типа кетарол. Все это на высоте 7000, когда люди думают только о победе. А ведь надо снять рукавицы, копаться, ковыряться на ветру, и тд. Хороший парень оказался поляком, встретили его потом в первом лагере, сфоткались вместе. Очень стыдно, что забыл, как зовут. На пути обратно несколько сотрудников Аксая расставляли вешки – если б на день раньше! Но и так нормально. Спустился за 6 часов. В лагере у палатки меня уже ждал полностью акклиматизированный Алексей с поздравлениями и кружкой горячего чая.

21 июля. Алексей штурмует вершину в одиночку, добирается за 8,5 часов, спускается за 5 - настоящий горный монстр! Встречаю его, конечно, тоже поздравительным чаем. Решаем выходить в ночь.

22 июля. Забираем весь наш мусор с собой, выходим в 2 ночи и спускаемся сразу до базового лагеря (хотя, как потом выяснилось, бабушка из базового лагеря Памир Травел просто выкидывает весь мусор в ручей Разведочный). Немаловажную роль в скорости спуска сыграла припасенная заранее в БЛ бутылка грузинского вина, мысль о которой придавала нам ходу. Разумеется, от лагеря №2 до лагеря №1 – в связке, в этот раз более тяжелый Алексей внизу, я же страхую его ледорубом перед трещинами.


 

23-27 июля. Гуляем в окрестностях базового лагеря, изучаем растения – лук, эдельвейс, ясколка, девясил, маки, бузульник, зопник, памирская примула с потрясающим резным венчиком, сверция из горечавковых и опять привет из Килиманджаро – скабиоза, но другая, джунгарская (см фото в конце текста). Повсюду свистят бесстрашные длиннохвостые сурки (Marmota caudata). 

Это были интересные, но совершенно ошибочные (см ниже) дни нахождения на 3600. Здесь мы  познакомились с крутыми камчатскими и сыктывкарскими альпинистами, а также с итальянцем Франко, 60 кг, 58 лет, который собирался на вершину в одиночку, с рюкзаком 30 кг, тоже без лошадей, без гида и со своей палаткой. Спросил его, а ю ок? ю крези? В ответ показывает фото грамоты 1982 г, за покорение пика Ленина в составе советско-итальянской команды. Спрашиваю, и зачем тебе это сейчас, через 37 лет? Ты же уже там был. Отвечает, смеясь: хочу сравнить, в чем разница, когда тебе 21 и когда 58. Мы все пожелали ему удачи и очень надеемся, что он дошел до вершины. 

27 июля вылетаем в Ош. 30-го – в Москву.

Немного статистики. Наш путь от базового лагеря до вершины пика Авиценны 47 км, включая акклиматизационные выходы. Наш путь вниз от вершины до 3-го лагеря 5 км, от 3-го лагеря до базового лагеря 21,5 км. Всего пройдено 47+26,5=73,5 км, общий перепад высот от 8500 м. у меня, до 9000 у Алексея. 

И на Кавказе, на Памире определили нам растения наши великие ботаники Алексей Куприянов (Тайный Меридиан) вместе с Рамазаном Муртазалиевым (Горный Ботсад Дагестанского НЦ РАН). Бабочку репейницу сразу узнала Елена Ткачева, специалист-энтомолог Московского Зоопарка. Еще раз - если кому интересно - ботва в конце текста, подводите курсор и видите название.

Теперь несколько слов о снаряжении, положительном опыте, удачных догадках и ошибках (речь идет только о пике Авиценны и только о нашей схеме восхождения - с Эльбрусом). 
- Мы были очень благодарны и нашему решению, и тем обстоятельствам, при которых мы совершали восхождение вдвоем, без группы и без гида. Нас ничто не сдерживало, ничто не мешало. Да, не ходите в одиночку  (я увлекался этим в свое время), но не берите тех, кого не знаете, берите только надежного и позитивного спутника (мне очень повезло, но я-то Алексея знаю, мы с ним прошли уже немало, в том числе и в высокогорье). Если вы собираетесь идти с гидом, спросите, будет ли у вас только 1 гид, или в вашей группе будет возможность поделиться на тех, кто дойдет почти точно, и на тех, кто дойдет вряд ли. Я на Килиманджаро делю группу вообще на 3 части – быстрые, средние, медленные, сам дотаскиваю средних, а медленных и быстрых оставляю на надежного гида. 
-Главные наши выводы - это насчёт веса, мы сейчас бы не брали много из еды, не брали бы кофе, мясо. Идет только сало, курага, соленые черные сухари и суджук. Очень полезны шипучие витамины (бросать в чай). Берите всего очень немного!
- Усы, жумар, спусковое устройство вообще не нужны, можно не брать. 
-Лагерь №2 лучше ставить выше, на седле. 
-Погоду надо подстерегать каждую ночь, и выходить на 2-3 часа раньше, чем все, то есть в полночь или даже раньше, несмотря на то, что эта погода всегда плоха в это время. Главное - не попасть в плохую погоду в возвращении. В целом, на Авиценна погода лучше, чем на Эльбрусе (но помним про радиацию, она здесь чуть ли не самая высокая в мире, только в очках или маске). 
-Не спускаться для акклиматизации до базового лагеря. Вообще, меньше спускаться. Устанешь.  Голова болит - спускайтесь до 5400, но не не ниже, спать, и сразу обратно. Речь идет, конечно, только о нашей схеме, с предварительной акклиматизацией на Эльбрусе. Если таковой не было, вам придется спускаться вниз.
-Жесткие тренировки минимум за 2-3 месяца - обязательно. Иначе не подниметесь.
-Ещё раз - если с вечера хорошая погода и видишь гору, то в 12 будет вьюжить, ничего не видишь на расстоянии вытянутой руки, плевать, иди. К 3 будет хорошо. Хуже вернуться поздно. 
-Может, это лишнее и всем известное, но я, понадеявшись на свой полярный равнинный опыт, взял бензин, который проработал 3 дня, потом сломался. Однако, взял все же запасной газ (разумеется, изобутан-пропан-бутановый, можно купить в базовом лагере) и крошечную запасную горелку, она и выручила. Расход газа, кстати, ничтожный. Так что однозначно – газ.
- На такой высоте неожиданностью оказалось и то, что все горит плохо, в том числе зажигалка (вообще не горела), и даже спички горели плохо. Так что берите спецспички для розжига, или просто несколько коробков, хорошо запакованных.
- Обувь. La Sportiva, и это так  получилось, потому что у меня ноги отмороженные не раз на Полярном и в Хибинах. Спасибо Славе Кузнецову, который дал возможность купить в СпортМарафон со скидкой, без нее вряд ли бы потянули. Я очень рекомендую на обуви не экономить. Остальное выше сапог – «нищий в горах», декатлон,  simonde. Но все оказалось вполне нормально, даже саймондовские дешевые кошки… за исключением рукавиц! Изобретателю рукавиц simond! Месье! Вы обязаны, надев ваши рукавицы, забраться на Эйфелеву башню, ну а дальше вам подскажет совесть или коллеги-альпинисты. Короче, рукавицы не должны быть декатлоновскими. И не обязательно покупать за 100 тыс долларов. Алексей вот взял из Еката шубенки из овчины и верхонки. А я остался с пальцами только потому, что были порошковые утеплители, взял их на всякий случай.
-На спуске в базовый лагерь начался кашель, который с каждым днем усиливался. Никаких других симптомов. 5 дней антибиотиков не помогло. Уже в Москве понял, что это отек легких, появившийся после 5 дней на 6100. Ошибка стала явной, но  – не сразу. Вот вывод: после появления сильно лающего кашля без температуры надо было сразу спускаться в Ош, а не наслаждаться ботаникой в Луковой Долине почти 5 дней. Имейте в виду. Проходит эта хворь постепенно, только через месяц, помогли противовоспалительные таблетки, ну и водка, конечно. 

«… Согласно данным МЧС, на каждые 10 тысяч человек приходится погибших:
- в альпинизме – 24
- в сплавах по рекам – 15
- в лыжном туризме – 5
- в горно-пешеходном туризме – 4
- в ДТП – 2,5».

Удачи! 
Дмитрий Черняховский, август 2019.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Go to top